Вот оно знакомый наизусть

Вот оно — знакомый наизусть Мягкий плеск - Изобразительное искусство - Карандаш, ручка, фломастер.

Стас Канин. замелькали знакомые кадры Гайдаевской «Операции Ы». Я помнил каждый кадр, знал наизусть каждую фразу, но все равно ловил себя на мысли, что не могу оторваться от экрана. И я понял, вот оно! Заказчик . Вот, например В общем, мы Разумеется, от волнения она сбивалась, путалась, полминуты сражалась с А на следующий день, проходя знакомым наизусть коридором, Анна Алексеевна увидела соискателей на свое место. Зинаида Миркина.. Вот оно — знакомый наизусть Мягкий плеск, залитый серебром — Ничего И я ему молюсь Ни о чем. Ни на.

Когда ты учишь наизусть хорошие стихи — а в школе обычно если это не стихи на утренники и официальные мероприятия — дают для заучивания хорошие стихи — это встраивает в тебя привычку к хорошим стихам.

Ты носишь их в себе, они делаются частью тебя, ты привыкаешь измерять ими другие стихи — как привыкаешь мерить пространство шагами, как можешь отмерить один метр руками… Ты просто чувствуешь поэзию, носишь ее в себе, а это — 3 расширение твоих границ понимания мира. В них добавляется чье-то поэтическое восприятие, которое не уничтожает твое, а обогащает. И потом, уезжая от моря, ты уносишь с собой и море, и стихи, и их качающий ритм, и парус одинокий, и — прощай, свободная стихия… Ты учишься новым чувствам, привыкаешь смотреть на мир глазами талантливых и умных людей — и сам становишься умнее и талантливее.

Со временем мы понимаем, что лишиться можно всего — и друзей, и родственников, и имущества. Единственное, чего у нас нельзя отнять — это содержимого головы. Наша голова — рабочий инструмент гораздо совершеннее компьютера, планшета, айфона. Она может хранить очень много нужного и ненужного; весьма вероятно, что лучше загружать в нее проверенные временем шедевры, а не сиюминутный мусор. Будет что обрабатывать, над чем задуматься.

Особенно важно это тогда, когда вдруг отключаются все внешние источники информации. Так бывает, например, когда болеешь и не можешь читать, сидеть за компьютером или смотреть телевизор.

Что запомнил — то твое, никому не отнять. Ты можешь носить стихи с собой, думать о них, разговаривать с ними, понимать.

Трудные круги / raljatila.tk

Ты пропускаешь через себя стихи — и делаешься немножко их автором, вживаешься в него, учишься смотреть на мир его глазами, говорить его словами, его интонациями, чувствовать его чувства.

В классе становится понятно: Хочешь научиться легко говорить с аудиторией — выучи Маяковского, выйди, говори с ней во весь голос, громко и свободно. Выучи Пушкина — научись этому стремительному движению стиха; научись восторгу битвы, кружению в вихре света — научись внутренней свободе. Выучи Цветаеву — научись сложно интонировать; научись рассказывать о своей боли без воплей. Выучи Ахматову — научись читать стихи звучно, царственно, — так, чтобы на последнем ряду тебя слышали, хотя ты не напрягаешь голосовых связок.

Выучи Блока — пусть на тебя все смотрят зачарованно, как кролики на удава, ты услышишь сам эту мертвую тишину, которая бывает, когда хорошо читают Блока. Умение говорить с людьми так, чтобы тебя слышали — полезное для жизни.

Умение не бояться публики —. Взрослые, а взрослые, кто тут недавно жаловался, что боится делать доклад на профессиональной конференции?

вот оно знакомый наизусть

Актерское мастерство — тоже важно. Любой актер вам скажет, что стихотворение, которое собираешься читать вслух, нельзя прочитать хорошо, если не знаешь его наизусть, не прожил его, не прочувствовал.

вот оно знакомый наизусть

Стихи гармонизируют мир и делают его выносимым. Стихи учат справляться с эмоциями. Стихи дают слова для счастья и для горя. Однажды мне довелось побывать в американском городе Баффало, в творческом центре для трудных подростков, переоборудованном из старого заводского здания.

Когда российская учительская делегация выходила из микроавтобуса, гид предупредила, чтобы никто не оставлял в нем вещей: Так вот в этом творческом центре трудных детей учили выражать свои эмоции в творчестве — в стихах, в картинах, в звуках, — а не в драках, битье стекол и поджогах машин.

В центре была литературная студия, где трудных подростков учили писать стихи. Это как с музыкой. Я очень люблю Чайковского и Паганини; это воплощенная тоска — но тоска, спетая скрипкой, пропущенная через творческое сознание мастера, делается песней о тоске — и отпускает ее, и тоску становится возможно вынести.

И со стихами так же: Или — научившись у Блока — увидеть, как сквозь самую темную тьму В тишине голубой и глубокой С дивной ратью своей многокрылой Бог идет сквозь ночные леса. Я намеренно не привожу все свои пятнадцать аргументов; попробуйте сами изобрести для своих детей хоть парочку. Правда, надо быть готовым к тому, что вашему классу — или вашему ребенку — из них покажется самым убедительным последний: Если у вас в голове полно стихов — проблем меньше.

Про общую культуру и так понятно: Давайте лучше о стиховой культуре.

Зинаида Миркина. / Творчество / Мир Адвайты

Ребенок на видео не чувствует поэтического ритма, сбивается с него, все время ломает строку, делая ее прозаической. Так редко бывает с детьми, которым с раннего детства много пели песен и читали стихов кстати, замечу, что особенно в этом смысле хорош Чуковский, которого принято шпынять за страшные ужасные сюжеты; хорош он необыкновенной стиховой энергией и поразительным разнообразием стиха: А когда этого нет — попытка выучить стихотворение оказывается сродни попытке за один вечер овладеть тувинским горловым пением.

Вот вам запись и полчаса времени на домашнюю работу — попробуйте-ка выучить и спеть: Разумеется, бывает стиховая глухота.

Дети, когда учат длинные стихи, часто забывают отдельные слова.

Трудные круги

В этих случаях обязательно нужно обращать внимание на ритм, отбивать его, отстукивать, скандировать, — учить слышать стихи.

Но что мешает взрослым поговорить с ними об этом? Травка и солнышко ему понятны. Может, он никогда не видел ласточки. Вот вы когда и где в последний раз видели ласточку? А как в их сознании ласточка связана с весною? Обстоятельства поменяются, безысходность с отчаянием отступят, а самое главное — уйдет это страшное чувство богооставленности, с которым так невыносимо жить.

И так бывает, но чаще необходим труд — не великий какой-то, однако очень важный. Труд этот в том заключается, чтобы, окинув взором все злоключения свои — внешние и внутренние,— сказать искренне, с полной в то верой: Понять, что все это, нас гнетущее, нам боль причиняющее не откуда-то извне пришло, а из нашей сокровенности сердечной родилось.

Примешь, смирится сердце, и увидишь, как вдруг не станет того, что составляло крест. Никого ни в чем не надо винить, только.

  • Вот оно — знакомый наизусть Мягкий плеск
  • Как не надо учить с ребенком стихи наизусть
  • Зинаида Миркина.

Ни с кем не нужно враждовать более, разве что со страстями своими. Трудно смиряться, но когда смиришься все же, то познаешь истину слов богомудрого аввы Исаака: И потом уже память об этом сама будет влечь тебя под спасительную сень этой величайшей из всех добродетелей.

Откроется твоему сердцу, что не столько все прочие грехи и страсти были и остаются причиной твоих бед и скорбей, сколько одна — гордость. Это она заставляла тебя противиться Богу. И Он, по слову апостола, противился.

И вся жизнь — противилась. А что плохо тебе было — так для того опять же и привел тебя Господь это плохое потерпеть, чтобы ты смирился.